июнь 2014

Все посты в Интернете про заводы РУСАЛа блогеры и журналисты пишут со слов кого-либо из руководства предприятия, больше-то им информацию взять не у кого.
Этот фотоотчет — исключение. По моей просьбе, все фотографии здесь подписаны обычным работником, специалистом среднего звена Саяногорского алюминиевого завода (лексика, орфография и пунктуация сохранены).

Производство алюминия — тут никакого волшебства 🙂 Сырье (криолит и глинозем) привозят на завод поездами с фабрик по добыче и обогащению глинозема. Эта смесь по аэрожелобам подается в ванны, там происходит расплав солей алюминия под воздействием температуры получаемой при воздействии электрического тока. В расплаве происходит растворения веществ в результате которого металюминий выпадает в осадок.

 

Алюминий становиться тяжелее электролита и тупо оседает на дно ванны, откуда его с помощью «носка» выливают.
Выливщик — самая невеселая и неблагодарная профессия. Весь день за этими котлами по корпусу бродить приходиться, наматывая более 10 км за смену. Круглый год зимой, когда в корпусе столько же, сколько на улице и летом, когда температура поднимается до 70 градусов. Самый комфорт с точки зрения хорошего климата в рабочей зоне это весна и осень — и не дубак и не пекло. Летом в шутку корпуса называем филиалом ада.

 

Чистка лЁток — хоть какое-то разнообразие и большая проблема если они завалены сырьем после засыпки.

 

Криолит содержит фтор. Фтор очень активное вещество и практически сразу взаимодействует со всем что рядом, образуя соединения. Вы если не заметили, то все окна в помещении помутневшие и белого цвета. Фтор соединяясь с водяным паром в воздухе образует плавиковую кислоту — одна из немногих, которая растворяет стекло, хотя другие агрессивные вещества и сильные кислоты могут спокойно храниться в таких посудах. Поэтому стекла, если с них не смывать пыль, за год становятся соовсем непрозрачными.

 

Бедолага Ноель (по названию фирмы-производителя кранов — Nkm Noel) как завели при пуске так и не глушили по сей день, работает, как говориться, на пределе своих возможностей и ресурса. Ушел не один год на доводку, чтобы это супердорогая железяка хоть как-то адекватно работала.

 

Все по старинке, никакие не новейшие технологии. Только на одном кране, и то не всегда, работает программа по автоматической установки. Вручную двое бедолаг меняют анодные блоки, тока вот кран помогает куски корки вытаскивать — грейферит. Анодный массив засыпан укрывным материалом — сырьем, оно под температурой спекается и получается корка. Грейферит — это потому-что тот инструмент, с помощью которого кран черпает эту корку из электролита при замене блоков, называется грейфер.

 

Если не прогрейферить, то будут отклонения на аноде, всякая шляпа поприлипает и ванна будет нестабильно работать. За это, если не делать, то начальство «чпокает» работяг. Хотя, когда сила тока была 320 кА, то на куски было пофигу, все их растворяло. И такая операция по замене анодов происходила в два раза быстрее.

 

Да здравствует ручной труд. Так-то вонь от этой мульды для сырья неимоверная, вся таблица Менделеева. Вот, правда, рабочие официально работают на экологически чистом предприятии. По документации рабочие место у них абсолютно безвредное (вредности нет), они операторы (многим из них на врят ли доживут до 50 без проблем для здоровья), а все операции делаются автоматически с кнопки. Нажал кнопку и спина вспотела ))

 

 

 

 

 

Вот так под ним вообще-то народ пытается как можно меньше времени проводить, вдруг в очередной раз что-то отвалиться и упадет кило так 200.

 

 

 

 

 

Работяги называют эти аноды в шутку шлакоблоками. Замена красных на черные.

 

Литейный цех.

 

Одна ванна в сутки нарабатывает около 3 т алюминия, его транспортируют в литейное отделении, где бодяжат до нужного состава сплавы и выливают в слитки.

 

 

 

 

 

Всех гостей обычно сюда водят на показуху. Метал вот он перед глазами, ни каких там ванн с бешеным магнитном полем рядом… И наглядный пример готовой продукции!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Погрузка продукта в вагоны, китайцы и американцы уже заждались.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы её называем Аврора. Но не всегда из нее приятный белый дым, иногда что-то идет не так, и выбрасывается темно-коричневый, отвратительного запаха. Аврора — это трубы мокрой газоочистки цеха производства электродов — анодов. Коэффициент её очистки около 80% + еще износ оборудования дает о себе знать, бывают сбои и нормально нифига воздух не чистит и это все в атмосферу. Хотя, если честно, в компании жРУСАЛо много что изношено до неприличия. Ведь у нашего бизнеса девиз — выжми все при мин вложении.

 

В строительстве Саянского алюминиевого завода принимал участие молодой Шойгу.

 

Вот так когда-то начинались многие великие строки страны. На благо советского народа. В 90 годы уже российской истории при достаточной туманный обстоятельствах прихватизации предприятие перешло бизнесу, хотя предприятие РАСАЛ заявляет, что оно «самое наикрутейшее в мире и каждый работник должен гордиться этим, пусть даже заправщику на соседней заправки платят больше» — это взято из ответа директора на вопрос рабочих. Отношение к работнику напоминает иной раз шарагу. Этот крупный бизнес в свое время помешал ввести в строй другие планируемые перспективные производства в городе, чтобы ограничить поток (уход) кадров и удержания их более высокими зарплатами.
А так по существу это хорошо, что у нас в стране есть свое производство. Пусть даже 80% выпускаемой продукции уходит за бугор. У нас есть к чему стремиться и что развивать. Как никак оно свое родное, хоть и зарегистрировано на Сейшелах 🙂

Поделиться: