январь 2018

Так же как и Бондарево с Аскизом, Сорск был посещен во время новогодних каникул.

В Сорске я не был с сентября 2011 года и было интересно узнать, как же он поживает. Окончательно деградировал или держится?

Оказалось, единственное изменение за эти годы — на въезде в город гостей теперь встречает новенькая стела с пиктограммой общественного туалета. По-видимому, это такой логотип у расположенного здесь ферромолибденового завода.

Больше никаких глобальных изменений не обнаружено. Ощущение, что город застрял в «лихих девяностых».

Центр.

 

 

 

Рынок.

 

На городской площади поставили настоящую живую ель, а не пластиковый конус.

 

Артефакты.

 

 

 

 

 

Приятная деталь на уродливом кронштейне.

 

Расселенный аварийный дом.

 

И вывеска на нем.

 

Памятник Дзержинскому.

 

Памятник первому искусственному спутнику Земли.

 

Пообщались с местными жителями. Справа — Валентина Симакова, слева — ее родственница, пожелавшая остаться неизвестной.

По словам Валентины, родственники которой работают на местном ферромолибденовом заводе, зарплаты там от 15 до 30 тысяч рублей. На обогатительной фабрике (подразделении того же комбината) максимальная зарплата — около 17 тысяч.

— В каких условиях там трудятся люди, и какие они получают зарплаты — это же кошмар! Мы тут живем как оплеванные, забытые… Больше слов нету. В Красноярске вахтер может получать 26 тысяч, а у нас человек с лопатой у печи получает 30. Которому за 12 часов надо тонну угля закидать туда, а потом обратно.

Спросили у Валентины мнение о кандидатах в президенты на предстоящих выборах.

— Знаете, а альтернативы Путину нет. Кто? Ну, вот кто? Явлинский? Да ну, что-то как-то… Чтобы он чем-то проявил себя, такого же нет. Был бы кто, тогда можно бы было…

Кстати, про выборы. Так в Сорске выглядит центральный избирательный участок (вывеска в верхнем правом углу).

 

Местные жительницы-пенсионерки Галина Корниленко и Наталья Леонова. Их пенсия — 12 и 13 тысяч рублей соответственно.

— Сейчас мы существуем, выживаем на эти пенсии, — рассказывает Галина Корниленко. — Мы с мужем вдвоем получаем 28 тысяч. И как вы считаете, мы выживаем? Лекарства берем самые дешевые. То, что раньше купили, то и надеваем. Остальное проедаем. Причем не икра с маслом сливочным, а так… Рыбка чтобы была, мяско немножко, маслица, хлебушка, творожка. Сколько бы мне хватило? А какая разница, нам пенсию все равно не добавят.

А еще местные жители посетовали на то, что из Сорска сложно куда-то переехать, так как здесь трудно продать квартиру. Средняя цена «двушки» — 450 тысяч, но даже за эти деньги покупателя найти нереально. Сорск — моногород, благополучие которого зависит от одного предприятия.

Городская больница.

 

Загс.

 

Дворы

 

 

 

 

 

Еще одна особенность Сорска — многочисленные старые железные качели.

 

 

 

 

 

Внезапно выяснилось, что сорская автостанция находится во дворе многоквартирного жилого дома.

 

Пенсионерам предлагают льготные займы под 237% годовых.

 

Неподалеку от Сорска расположена небольшая деревушка Сорский Подхоз, где раньше размещалось подсобное хозяйство горно-обогатительного комбината. Сейчас Сорский Подхоз находится в границах городского округа Сорска.

 

 

 

Сорскоподхозный продуктовый магазин (кажется, единственный).

В магазине Алла Тюлымова отдает продавцу долг за предыдущие покупки. Ее пенсия — 13 тысяч рублей. Поговорили про предстоящие выборы.

— Лучше Путина не будет никого! Во-первых, он кагэбушник, во-вторых, он за границей жил. В-третьих, он всех чужеземцев этих знает, и его все боятся. А если кто-то другой, то всю страну растранжирят. У него все! Он молодец! А другого нет и не будет! А Собчак пусть «Домом-2» командует. Жириновский горячий, но при нем война начнется, а нам война нужна, что ли? Я пусть хлеб буду есть один, зато войны не будет.

Поделиться: