сентябрь — октябрь 2015

Сборная солянка фотографий, сделанных во время поездок на автомобилях и поездах. В основном это Ферганская долина, Ташкентская, Самаркандская и Хорезмская области.

Это общественный туалет возле придорожной забегаловки. В какую дверь пойдете, а?

 

Подсказка: «мужчина» по-узбекски будет «эркак», а «женщина» — «аёл». Что мешало нарисовать пиктограммы в виде треугольных человечков остается непонятным.

Здесь же стоит тандыр, похожий на большую кастрюлю.

 

Снаружи тандыр покрыт металлом, а стенки изготовлены, кажется, из бетона. Сверху печь облицована осколками керамической плитки.

 

На всех автовокзалах и междугородних таксистских пятаках работают особые попрошайки: у них в руках ковшик с дымящимися травами. После того, как путник даст такой попрошайке немного денег, его заклинают от сглаза и благословляют в дорогу.

 

Дети продают плоды боярышника.

 

В Узбекистане наблюдается небольшой дефицит высокооктанового бензина. Больно было смотреть на то, как в дорогие автомобили местные жители иногда заливают восьмидесятый бензин.

Распространена установка на автомобили газового оборудования. Часто их устанавливают в кустарных условиях, поэтому нередки взрывы. Для безопасности на всех газовых заправках колонки разделены бетонными перегородками.

 

Качество дорог в стране весьма неплохое, особенно на основных магистралях.

 

Чаще всего это две полосы в каждую сторону, а посередине бетонный разделитель.

 

Все современные дороги сделаны с бетонной подушкой. Оцените толщину покрытия!

 

На перевале Камчик. Недавно здесь построили железнодорожный туннель длинной 19,2 км.

 

В горной местности склоны вдоль дорог усыпаны противолавинными барьерами.

 

Дорога из Ферганской долины в Ташкент.

 

Дорога на Чарвакское водохранилище.

 

 

 

Нормальным явлением считается перегон скота прямо по дороге (не поперек, а вдоль). Водителям приходится объезжать стада овец по встречке.

 

На узбекской гужевой повозке в качестве тягловой силы вместо лошади чаще используется осел.

 

Кстати, в Средней Азии ослов не называют «ослами», обычно говорят «ишак».

 

Перевозка груза в сельской местности.

 

Китайская фура на узбекско-киргизской границе.

 

Трехколесные тракторы с непривычно широкой колеёй.

 

По обе стороны вдоль железной дороги в пустыне Кызылкум квадратами высажены какие-то растения, защищающие от заноса рельсов песком. Удивительное сооружение: ширина полос около 30 метров и тянутся они на сотни километров.

 

Дорожно-патрульная служба на дорогах встречается не часто, в основном обходятся муляжами.

 

 

 

Ощущение, что эти макеты изготавливали дети в детском саду, настолько нелепо они выполнены.

 

В сельской местности на улицах рядом со школой макет гаишника обычно стоит на разделительной полосе посреди дороги.

 

На большинстве плодородных земель в Узбекистане произрастает хлопчатник. До сих пор существует хлопковая повинность: каждую осень работников бюджетной сферы, военных, студентов, а иногда даже школьников (в общем тех, кого у нас обычно сгоняют на прогосударственные митинги и демонстрации) мобилизуют на сбор урожая. Всего за сезон привлекают до 2,5 миллиона граждан! Кого на неделю, кого на две-три, а некоторых и на пару месяцев. Установлены нормы сбора: взрослый человек обязан собрать за день 60 кг «белого золота». Тот, кто не укладывался, вынужден докупать разницу у местных фермеров.

 

Сборщикам хлопка особо не переплачивают: за килограмм собранного сырца в 2015 году полагалось 260 сумов (0,04 доллара). Государство выкупает собранный хлопок у фермеров, платя им 1,2 миллиона сумов (200 долларов) за тонну. Это в несколько раз меньше, чем на товарной бирже.
Традиция принуждения к сбору хлопка обычных граждан зародилась еще в советские времена. И большая часть хлопка тогда использовалась не для производства тканей, а для изготовления нитроцеллюлозы — основного компонента бездымного пороха.

Поделиться: