октябрь 2015

Средневековые памятники Самарканда — ярчайший пример персидской архитектуры. Похожие сооружения встречаются только в Иране и Индии, где правили потомки Тамерлана.

Исторический центр города — площадь и ансамбль Региста́н. Центром ансамбля являются три медресе. Слева направо: медресе Улугбека (начало 15 века), медресе Тилля-Кари (начало 17 века), медресе Шердор (вторая половина 17 века).

 

До недавнего времени на площади были зеленые насаждения и росли несколько деревьев. Недавно все это убрали и Регистан теперь полностью закатан плиткой. Стало скучно и лысо.

 

На фото медресе Улугбека. Мы забрались на верхушку одного из минаретов!

 

Виды с минарета. Порталы всех медресе Регистана имеют весьма солидные размеры — высота каждого около 30 метров. На фото медресе Шердор.

 

«Шердор» переводится как «имеющий тигров». На портале изображены сцены охоты на джейрана фантастического зверя из семейства кошачьих, напоминающего тигра, но с гривой льва, в лучах восходящего солнечного лика. Этот знак пришел из зороастризма — религии, которая была в Персии до завоевания и исламизации ее арабами. Изображение является своего рода вызовом, дело в том, что в исламе запрещено изображать людей и животных. Если бы здание располагалось на территории «запрещенной в России организации», то, наверняка, оно было бы уже осквернено.

 

С минарета открываются отличные виды на окрестности Регистана.

 

Мечеть Биби-Ханым.

 

Винтовая лестница минарета. Подниматься по ней очень неудобно: ступени очень высокие, приходится подниматься пригнувшись, иначе лбом можно удариться об ступени верхнего витка.
Так сделано не потому, что раньше люди были низкого роста. Оказывается лестницы в минаретах специально строили такими: все размеры и пропорции рассчитаны для того, чтобы по ней было удобно бежать, а не идти вразвалку. Точно такие же «неудобные» лестницы строили в некоторых европейских фортификационных сооружениях.

 

Внутренний дворик медресе Улугбека. В 15 веке это было престижное учебное заведение, здесь читали лекции по математике, геометрии, логике и естественным наукам. По периметру двора расположены худжры — жилые комнаты-кельи для студентов.

 

Кельи небольшие, дверки маленькие, проемы низкие — на лбу шишку набил. Теперь все эти помещения занимают сувенирные лавки, в которых продают изделия народных промыслов. Товаров из Индии и Китая больше чем узбекских.

 

Общественный туалет на территории Регистана. Жаль, что не средневековый.

 

Исламский запрет на изображение человека и животных привел к фантастическому расцвету искусства орнамента и каллиграфии.

 

Все эти узоры сложены из миллионов цветных изразцов.

 

Портал медресе Тилля-Кари.

 

Особенно поражает воображение внутреннее убранство медресе Тилля-Кари.

 

Купол Тилля-Кари гипнотизирует.

 

 

 

 

 

Соборная мечеть Биби-Ханым. Построена при Тамерлане в начале 15 века, названа в честь его любимой жены. Является самой большой мечетью Средней Азии, но по назначению она не используется — также как и ансамбль Регистан, Биби-Ханым является памятником архитектуры.

 

Фотографии не передают монументальности этого сооружения. Мечеть просто подавляет своим величием и размерами.

 

 

 

 

 

При украшении Биби-Ханым использованы не только израсцы, но и резной мрамор.

 

 

 

 

 

 

 

Биби-Ханым и Сиабский базар.

 

Гур-Эмир — мавзолей Тамерлана и его семьи.

 

Городище Афрасиаб. Подробно его не осматривали, от таких развалин я быстро начинаю скучать.

 

Под этим зданием расположен гигантский секстант — это обсерватория Улугбека — внука Тамерлана. Также как и индийская обсерватория Джантар-Мантар никакого особого интереса у меня не вызвала.

 

Площадь Регистан ночью.

 

 

 

 

Поделиться: