сентябрь 2012

Наказание и иные меры уголовно-правового характера,
применяемые к лицу, совершившему преступление,
не могут иметь своей целью причинение физических
страданий или унижение человеческого достоинства.
Статья 7, ч. 2 УК РФ

После посещения ИК-33, мы поехали в женскую исправительную колонию общего режима № 29, которая расположена в Пригорске. Посёлок Пригорск — пригород Черногорска, здесь находятся три учреждения УФСИН: собственно женская колония № 29, исправительная колония № 34 (для больных туберкулёзом) и колония-поселение № 31.

Пройдя КПП, где опять пришлось сдать сотовые телефоны и паспорта, мы оказались на территории колонии.

 

В отличие от ИК-33, здесь гораздо меньше цветов — почти вся свободная территория колонии представляет из себя огород.

 

Плац для построений и проверок.

 

Площадка перед главным жилым зданием. Здесь греется на солнышке основная масса заключённых. Кстати, большинство сотрудников УФСИН, которые работают в колонии — женщины.

 

В ИК-33 некоторые мужчины стеснялись, когда мы их фотографировали, здесь же женщины наоборот с удовольствием позировали, улыбались, спрашивали в «какой газете потом можно посмотреть фотографии».

 

Всего в колонии проживает около четырёхсот человек.

 

Если в мужской колонии махали ручками Анне, то здесь глазки строили мне. Особенно много крутилась рядом Ирина, которая отбывает срок за кражу пяти тысяч рублей в зале игровых автоматов. Сидеть ей осталось всего семь месяцев.

 

80% осуждённых женщин отбывают наказание по статье 228 УК РФ — незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств.

 

Татьяна осуждена за убийство. Эту фотографию она увидит очень не скоро. На свободе она окажется только в 2020 году.

 

На стенах здесь тоже написаны высказывания известных личностей.

 

 

 

Спальня в одном из отрядов. Везде царит чистота и порядок, на стенах наклеены обои, на окнах висят занавески.

 

На каждой кровати также висит табличка с данными об осуждённом.

 

Каждый отряд квартируется на отдельном этаже.

 

На стенах висят агитационные плакаты и, как ни странно, рекомендации по воспитанию детей.

 

Эта милая обаятельная женщина проводит инвентаризацию в библиотеке. Она отбывает уже второй срок «за наркоту».

 

Стенгазета.

 

Комната досуга. В основном здесь смотрят телевизор и читают книги.

 

 

 

Дневальный.

 

В мужской колонии «контингенту» запрещено носить усы и бороды (даже с щетиной никого я не увидел), длина волос не превышает пары сантиметров. Здесь же мне показалось, что внешний вид не регламентируется. Допускается любая длина волос, яркая помада, макияж и прочее.

 

В этом помещении занимаются художеством и оформлением стенгазет.

 

Узнав, что мы фотографы, эта женщина чуть ли не в истерике стала просить, чтоб мы «отправили её фотографию в Москву», чтоб там узнали, что «здесь спасли её жизнь, так как она болеет диабетом у теперь у неё нет проблем с покупкой инсулина». Выполняю вашу просьбу, уважаемая Галина Петровна. Москва, смотри фото!

 

На эту женщину я обратил внимание из-за пирсинга в носу.

 

Инспектируя жилое здание, мы почувствовали какой-то странный запах. Оказывается здесь занимаются изготовлением сыра-косички!

 

Здесь его плетут, а в другом помещении коптят. За санитарию можно не переживать: нам даже не разрешили в кроссовках переступать порог помещения, эти фотографии сделаны из коридора.

 

По пути на «промку», мы увидели интересную картину: женщины чуть ли не с рук кормят сусликов, которые выкопали себе норы совсем рядом, и уже успели разжиреть до размеров морской свинки.

 

Швейный цех на «промке». Здесь шьют одежду и форму для различных служб и ведомств.

 

Здесь же имеется учебный центр, где обучают ремеслу швеи.

 

 

 

 

 

В колонии еще есть возможность обучиться на парикмахера и штукатура-маляра.

 

Построение на обед.

 

Столовая.

 

Ирина всё беспокоилась, хорошо ли она получается на фотографиях…

 

Готовят еду, моют посуду здесь сами же заключённые.

 

Хлеб нарезают почему-то толстенными кусками.

 

 

 

 

В дежурной части, кроме этого стенда, ничего интересного мы не увидели.

 

Из «дежурки» мы прошли в штрафной изолятор, куда помещают на пятнадцать суток за различные нарушения установленного порядка.

 

Поприсутствовали во время раздачи пищи.

 

Телефонные звонки домой — одна из самых больших радостей каждого осужденного.

 

Глядя на фотографии с исправительных колоний, многие кричат, что слишком уж в хороших условиях содержатся осуждённые. По-вашему они должны в вонючих и вшивых землянках сидеть? Мы не в средних веках живём и не в стране третьего мира!

 

Ограничение свободы (хоть и комфортное) — это уже очень сурово.
Я всегда убегал гулять далеко за территорию детских лагерей, где отдыхал, уже через три дня после приезда, потому что я не могу видеть перед глазами постоянно одну и ту же картинку.

 

Забираем на КПП свои телефоны и паспорта.

 

Хорошенько воспитывайте своих детей, чтоб не пришлось потом горько жалеть о том, что когда-то давно в нужный момент не рассказали им добрую сказочку.

Поделиться: