май 2015

Из огня да в полымя: через месяц после апрельских пожаров у нас в Хакасии, я уже снимал другую страшную катастрофу.

Мы вообще с Аней думали, что в Непал не попадем: билеты купили давно, но за пару недель до поездки в стране произошло сильнейшее с 1934 года землетрясение магнитудой 7,8. А буквально за день перед нашим прилетом произошел афтершок магнитудой 7,3.

Совсем небольшие толчки мы чувствовали каждую ночь (они и днем были, просто гуляя их не чувствуешь). В гостинице вечером перед сном, я клал наши паспорта в карман фоторюкзака и ставил его у выхода в коридор. Если бежать — то хватать самое ценное!

Только представьте: во время первого толчка Катманду сдвинулся к югу на три метра всего за 30 секунд!

 

Удивительно, но город пострадал не настолько сильно, как мы ожидали.

 

Полностью обрушились в основном очень старые дома, построенные из глинобитного кирпича и деревянных балок.

 

В Катманду уже несколько десятилетий дома строят точно таким же образом, как последние годы в нашей сеймойсмоактивной Хакасии: железобетонный монолитный каркас обкладывается кирпичом. На таких домах только чуть-чуть появились трещины. Мне даже стало спокойнее за наш Абакан — я воочию убедился, что монолитные строения действительно очень прочные.

На фото: старая хибара полностью обрушилась, а пристроенный к ней монолитный дом совсем не пострадал.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тем не менее в Непале погибло более 8 тысяч человек, в основном это жители сельских населенных пунктов, где монолитное строительство практически не развито.

 

В городе много спасателей. Помимо них разбором завалов занимаются полиция, военные и обычные добровольцы.

 

 

 

 

 

Спасатели из Перу 80-го уровня.

 

Оставшиеся без жилья непальцы живут в многочисленных палаточных лагерях.

 

 

 

Палаточные лагеря обеспечены всем необходимым.

 

Здесь организовано горячее питание.

 

И подвоз свежей питьевой воды.

 

Подведено электричество, имеется возможность зарядить сотовые телефоны.

 

 

 

Первый кадр, сделанный в Непале. Весь аэропорт Катманду завален гуманитарной помощью со всего мира. Взлетно-посадочную полосу воздушной гавани землетрясение тоже изрядно повредило — введен запрет на взлет и посадку широкофюзеляжных самолетов.

 

 

 

Непал всегда был сейсмоактивным регионом и его жителей готовили к активным действиям в случае землетрясения. На некоторых зданиях даже висят специальные информационные щиты.

 

А на одной из стен мы обнаружили рисунок, посвященный бедствию. Он явно был нарисован задолго до этой катастрофы.

 

Очень жаль разрушенные уникальные памятники архитектуры, многие из которых насчитывали несколько веков своей истории. Вот как сейчас выглядит знаменитая площадь Дурбар:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Порядок в Катманду навели достаточно быстро. Завалы на месте рухнувших зданий разобрали не везде, но тротуары и проезжая часть полностью расчищены от мусора. Город живет полноценной жизнью, здесь есть горячая вода, электричество, сотовая связь и интернет — все это работает практически без перебоев.

 

Открыты все гостиницы и рестораны, вот только туристов на улицах совсем мало: почти все иностранцы спешно уехали и, наверное, не скоро осмелятся сюда вернуться. Тем более, что продолжающиеся афтершоки достигают магнитуды 4 — 5 баллов. И мы сами их ощущали каждый день.

 

 

 

Тела погибших доставали из-под завалов в течение нескольких недель. Эта маленькая речка является притоком священной для всех индуистов реки Ганг. Поэтому многих погибших людей сперва кремируют прямо на набережной, а затем ссыпают их пепел в воду.

 

Погребальные костры горят круглосуточно — погибших очень много.

 

Похороны и кремация в одном из храмов Катманду.

 

Катманду мы увидели очень интересным и необычным городом с особой атмосферой и колоритными людьми. Он не похож ни на какой другой город мира. Вокруг него необычайная красота — совсем рядом высочайшие горы планеты — Гималаи. Остается надеяться, что в ближайшее время такие катаклизмы здесь не повторятся, страна отойдет от шока и жизнь вернется в обычное русло.

Поделиться: