апрель 2015

12 апреля, на Пасху, в Хакасии произошли страшные пожары. В этот выходной день, не обращая внимания на сильный порывистый ветер, многие жители нашей республики выехали на пикники с шашлыком или убирались на своих приусадебных участках, сжигая мусор. Ветер-то и стал главной причиной катастрофически быстрого распространения огня. Сгорело примерно полторы тысячи домов. Есть села, от которых не осталось вообще ни одного строения! Люди лишились всего — домов, привычного образа жизни, документов, любимых вещей, домашних животных и скота.

Я узнал о пожарах уже во второй половине дня из соцсетей. Я просто взял камеру и поехал снимать.

Дачи на окраине Абакана, массив Подсинее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Через два дня, 14 апреля, я поехал в деревни Бейского района оценить масштабы трагедии.

Село Новоенисейка.

 

Здесь сгорело несколько кварталов жилых домов.

 

 

 

 

 

Погорельцы разбирают завалы на пепелищах и собирают металлолом, чтобы потом сдать его.

 

 

 

 

 

 

 

Сгорели даже дома, стены которых были из кирпича: перекрытия и крыша у них все равно деревянные, такие строения выгорели изнутри.

 

Новокурск, центральная улица. Выгорела половина села.

 

Огонь уничтожил много автомобильной и сельскохозяйственной техники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Женщина доит корову на пепелище. Похоже, что корова — единственное, что у нее осталось.

 

15 апреля. Поселок Шира.

 

Здесь сгорело около четырехсот домов.

 

Две тысячи ширинцев остались без крыши над головой.

 

Самое поразительное, что даже спустя четыре дня, здесь до сих пор тлеют пожарища.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сотрудники МЧС помогают разгребать завалы, ищут тела погибших и убирают мертвых животных. К этим работам привлечены спасатели со всего региона, а также курсанты из училищ Сибири и европейской части России.

 

Жителям помогают убирать мусор, собирать металлолом.

 

 

 

Единственное, что уцелело в пожарах — зимние заготовки в погребах.

 

 

 

Свою работу начал делать и следственный комитет.

 

 

 

Здесь погиб человек.

 

Василий Михайлович Соломеин на пепелище сгоревшего дома, где он жил с женой, дочкой и внуками.

 

У Светланы трое детей. Когда село начало гореть, она была на работе в магазине. Кто-то из соседей позвонил и сказал бежать спасать детей и документы. Светлана успела. На этом фото она спустя четыре дня стоит на месте своего дома прямо в том, в чем ушла на работу в тот злополучный день.

 

 

 

Пожарные из Кемерово.

 

 

 

 

 

 

 

16 апреля. Деревня Дмитриевка.

Первое, что видишь въезжая в Дмитриевку — сгоревший теленок посреди улицы. Никого здесь это не трогает: уже подсчитано, что крупного рогатого скота в Хакасии сгорело около тысячи голов, мелкого (овец и коз) — около пяти тысяч. А сколько погибло собак, кошек и домашней птицы, наверное, вообще никогда не посчитают.

 

Дмитриевка сгорела на 90%. Нетронутыми остались буквально три или четыре дома. Центральную улицу обозначает только ряд кирпичных печей.

 

 

 

По деревне гуляет чудом уцелевшая курица.

 

Кто-то разбирает завалы и увозит металлолом на грохочущей телеге без шин.

 

Эти мужчины (насколько я помню это отец и сын) пока вынуждены жить в строительном вагончике.

 

Они разбирают завалы на месте сгоревшего дома с пристройкой и бани.

 

Их большое фермерское хозяйство полностью уничтожено.

 

Единственное, что осталось у этих погорельцев — свинья, которая со страшными ожогами теперь лежит в тени. Зарезать ее руки у мужчин не поднимаются.

 

Сергей живет со своей собакой в чудом уцелевшей машине.

 

Это все его оставшееся имущество.

 

Один из скотоводов Дмитриевки вынужден жить в палатке на месте бывшей кошары. Сотрудники МЧС помогли ему построить новые ограждения, чтобы было где временно содержать овец.

 

63-летний Борис Валентинович помогал соседям тушить огонь в самом начале пожара, но в это время загорелась его усадьба. Уничтожены его дом, сарай, летняя кухня, курятник, свинарник, склад для сена, баня. Спасти удалось только коров — Борис успел открыть ворота и выгнать скот в степь.

 

Макс Авдеев — журналист, с которым я ездил по всем этим сгоревшим деревням.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Дмитриевке сохранилось кирпичное здание начальной школы. В нем организовали кухню, склад продуктов и комнату для ночлега погорельцев, у которых нет родственников в соседних деревнях.

 

 

 

Здесь же происходит сбор поступающей помощи.

 

 

 

Село Краснополье.

Здесь огонь уничтожил почти половину зданий. Знакомые из соседних деревень привозят погорельцам еду.

 

В той или иной степени пожары затронули больше 40 населенных пунктов Хакасии. Погибло около 30 человек (точная цифра до сих пор неизвестна).

Поделиться: