октябрь 2015

Внешние районы Хивы — это те, которые расположены за пределами городской крепости. Когда-то эти кварталы тоже были обнесены стеной, но в настоящее время от нее почти ничего не осталось.

Внешний город часто еще называют Дишан-Кала.

 

В общем-то за пределами Крепости, Хива представляет собой обычный советский город с безликими скучными постройками.

 

С провинциальным модернизмом.

 

С автовокзалом с местными орнаментальными мотивами.

 

И монументальной живописью.

 

С памятником революционерам.

 

И туркменскому поэту.

 

Прямо посреди жилых кварталов неожиданно раскинулось поле хлопчатника.

 

Почта.

 

Открытка дошла до Абакана за 18 дней.

 

Почти вся вода в Хиве добывается из-под земли, на каждом углу стоят ручные насосы.

 

Вода в городе довольно невкусная — слишком много солей. А чай как будто заварен на минералке.

 

В Хиве я впервые увидел интересную деталь, которую позже довелось обнаружить в Киргизии и Монголии: абсолютно возле каждого салона красоты или парикмахерской стоит сушилка с полотенцами. Это такой же распространенный и обязательный предмет, как покрышки возле шинных мастерских.

 

Улица.

 

Аквариум с будущим обедом или ужином у входа в ресторан.

 

Тандыр с будущими лепешками у входа в ресторан.

 

Тандыр с авторским оформлением.

 

Еще из интересного — между Хивой и городом Ургенч действует междугородний троллейбусный маршрут, длиной 36 км! Открыта линия в 1997 году, и это при том, что во всех городах Узбекистана троллейбусы полностью ликвидированы.

 

Это третий междугородний троллейбусный маршрут, на котором нам с Аней довелось прокатиться. Первым был Симферополь-Ялта, вторым — Тирасполь-Бендеры.

 

Вновь удивляюсь некому сходству Хивы и Катманду. Также как и в Непале, здесь невероятное разнообразие облицовочного кирпича. Почему в России такого нет?

 

Тротуарная плитка, имитирующая паркет.

 

Здание с деревянной верандой — гестхаус, в котором мы жили.

 

Квартал с многоквартирными двухэтажками.

 

Дети рвут яблоки.

 

В Хиве и Ургенче несколько раз встречались люди, которые совершенно не похожи на узбеков, внешность у них какая-то североевропейская: волосы рыжие или светло-русые, глаза серые или голубые. Однажды мы видели молодого паренька с внешностью футболиста Аршавина. И это в узбекской глубинке! Мне не кажется, что это русские, говорят они вроде на узбекском. В других районах Узбекистана людей с такой внешностью я не встречал.

 

Школьницы.

 

За все дни пребывания в Хиве я не увидел ни одного полицейского. И при этом в туристических местах совсем нет попрошаек. Очень странно: в других городах Узбекистана везде, куда ни глянь, полицейские стоят каждые 50 метров.

 

В Хиве до сих пор работает старинная больница, на фасаде которой сохранилась надпись, продублированная на узбекском языке с помощью арабского алфавита.

 

Такая письменность существовала здесь до 1929 года.

 

В 20 веке в Узбекистане сменилось три алфавита, нынешний — уже четвертый по счету. В 1929 году традиционную арабскую вязь заменили модифицированной латиницей, которую, в свою очередь, через одиннадцать лет поменяли на специально приспособленную к узбекскому языку кириллицу. В 1993 году было принято очередное решение об отказе от действующего алфавита и возвращении к латинской графике. Но до сих пор в Узбекистане, при написании чего-либо, нет никакой унификации. Каких только вариантов узбекских и русских надписей здесь нет!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Такой вот город Ксива!

Поделиться: